Toaru Majutsu no Index ~ Russian:NT Volume15 Chapter 5

From Baka-Tsuki
Jump to: navigation, search

Глава 5: Надежда, или Бездонная Темнота — К_Магии[edit]

Часть 1[edit]

Местоположением был школьный двор. Временем суток была ночь.

Главными игроками были Камидзё Тома с Разрушителем Иллюзий и Кихара Юитсу с украденным Отвержением Мира.

Также там было несколько девушек.

Как был и Камисато Какеру, сжавшийся на земле без правой руки.

Пересмотрев эти условия в уме, Камидзё Тома открыл рот для крика.

“Салома!! Окружай справа!!”

“Почему ты выкрикиваешь свои планы перед враг-… о, поняла.”

Обнажённая девушка в дождевике оскалилась от понимания и подчинилась инструкции Камидзё.

Камидзё Тома пошёл по малой дуге, а Салома по большой.

Камидзё начал бежать первым, но благодаря разнице их потенциалов, Салома с лёгкостью его обогнала. Девушка в дождевике приблизилась к Кихаре Юитсу со смещённой синхронизацией, которая сбивает зрение противника.

Но женщина в лабораторном халате и дешёвом костюме была невозмутима.

Она просто подняла правую ладонь, силой приделанную к её руке.

“…?!”

Камидзё почувствовал, как страх нарастает у него в желудке.

Если Разрушитель Иллюзий и Отвержение Мира столкнутся, его правую руку оторвёт. А потом та загадочная “штука” вырвется из раны и распространит неконтролируемый ущерб. Если оно направится в сторону Саломы, Камисато или других, оно спровоцирует самый плохой из возможных сценариев.

Камидзё упёрся подошвами своих туфель в землю, чтобы ударить по тормозам, но тогда случилось нечто странное.

Нет, наоборот.

Ничего не случилось. Совсем ничего.

(Что? Оно не сработало?! Или это был ложный выпад?!)

“?”

Даже Кихара Юитсу наклонила голову.

Она сжала и разжала свою собственную(?) правую руку и озадаченно на неё посмотрела, но тогда обнажённая девушка в дождевике добралась до неё.

“Кии-хии-хии!!”

Несколько звуков прозвучало в быстрой последовательности.

Салома ударила двумя руками с достаточной силой чтобы разорвать воздух, а Кихара Юитсу воспользовалась только своей правой ногой. Не давая ноге коснуться земли, она произвела двойной, а затем тройной удар ногой.

В последствии, слышно было как ноги скользят по земле.

На удивление, это Салому силой сдвинуло назад.

Низ её двойного дождевика качался как у морского ангела.

Даже не взглянув на массовую убийцу в дождевике, Юитсу уставилась на правую руку, которую она вытянула в сторону луны.

“Да, я предполагаю, ты не дашь чему-нибудь такому убить тебя.”

Она наконец опустила свою руку и тонко улыбнулась.

“Ударные волны распространяющиеся из нескольких точек удара сталкиваются внутри твоего тела и создают смертельные пузыри в твоих кровеносных сосудах. …Обычный человек уже упал бы замертво после такого. Кроме того, я всего лишь использую дешёвую имитацию одной из техник Аматы-чана. В добавок, было бы не очень романтично, если бы ты уже умерла.”

У неё было больше, чем просто Отвержение Мира в украденной правой руке.

Его уничтожения будет недостаточно для победы над ней.

Неприятный пот потёк из тела Камидзё, но у него не было выбора, как сфокусироваться над тем, что нужно было сделать. Проблема была как запутанная нить или огромная гора, потому он не мог решить её всю сразу.

Также была причина, почему Камидзё и Салома кружились для атаки справа.

Камидзё завёл руку за спину и пальцами привлекал внимание Элен и Эльзы, которые медлили действовать. Было кое-что, он хотел, чтобы они сделали.

А именно…

“ ’Сначала оказываем Камисато первую помощь. Мы задержим её, чтобы вы перевязали его запястье.’ …Это оно? Хии-хии. Просто шучу!!”

Было очень похоже на то, что женщина напрямую читает его мысли.

Пот должно быть его обезвоживал, потому что он почувствовал, как сохнет в горле.

Кихара Юитсу тихо засмеялась.

“Ну, не обращай на меня внимание. Постарайся в этом сражении. Потому что каждая минута и секунда, на которые ты продлеваешь его жизнь это очередная минута или секунда его страданий от знания, что он проиграл. Хмм. Я предполагаю между добром и злом это зло, а между нравиться и не нравиться это нравиться. Что идеально.”

В этот раз она широко раскрыла правую ладонь.

Она приготовилась безжалостно махнуть ею в сторону сестры Камисато Какеры, которая была так близко.

Это была идеальная цель, чтобы убить перед парнем и разорвать его сердце в клочья.

“Чёрт. Осторожно, Салома!!”

“Нет, стой!”

“Не попадай в тень её правой руки! Слова ’желаешь ли ты нового мира’ срабатывают как триггер, поэтому воспользуйся этим временем для уклонения!!”

“Ты дебииииил!! Почему ты сказал ей, как использовать егооооо?!”

Губы Камидзё побледнели.

“О, понятно,” сказала Юитсу весёлым тоном.

А потом…

“Желаешь ли ты нового мира?”

Звук был такой, будто оторвали ломоть мира.

Салома, стоявшая возле Юитсу, прогнулась в пояснице. Она наклонилась прямо назад стоя, будто делая мостик в гимнастике. Промазав мимо цели, Отвержение Мира разорвало школьный двор и грязь полностью исчезла.

Девушка в дождевике не прекращала движения.

Чтобы избежать второй и третьей атак посланных в её сторону, она произвела перевороты в воздухе для беспорядочного уклонения. Её двойной дождевик трепетал как чадра танцовщицы.

NT Index v15 324-325.jpg

“Понятно, понятно. Ах-ха-ха! Поразительно. Просто поразительно. Оно полностью нарушает относительность и сохранение массы! Оно использует телепортацию? Фактически, это сверхъестественное явление настолько поразительно, что мне любопытно, как оно избегает запуска взрыва от разрыва атомов!!”

Теперь Кихара Юитсу могла полностью использовать украденную ею правую руку.

Камидзё взглянул на свою собственную правую руку.

Когда Фиамма Правый забрал её, Разрушитель Иллюзий в конце концов вернулся к Камидзё, потому что “то, которое находится в правой руке Камидзё Томы это посредник содержащий Разрушителя Иллюзий”.

Было ли Отвержение Мира Камисато другим?

Или…

(То которое находится в правой руке Камидзё.)

Он сглотнул и применил тоже условие к кому-то ещё.

(Так если что-то помогает Кихаре Юитсу выглядеть как Камисато Какеру, будет ли Отвержение Мира продолжать рассматривать её как своего хозяина?!)

Часть 2[edit]

Ночной ветер доносил шёпот голосов.

“Это не хорошо. Эту массовую убийцу принудили отступить. Не правда ли это очень-очень плохо?”

“Даже если это внезапное нападение, выведение Камисато-сана из строя одним ударом достаточно само по себе для расценки этого как ’плохо’.”

“Академгородок безумен даже в лучшие времена, но сколько бонусов она собирается добавить сверх имеющегося?”

Они выходили из-за придорожных деревьев.

Они спускались с крыш зданий.

“Честно, я не хочу, чтобы эта сестра забрала всю славу.”

“Не похоже, что у нас есть выбор. Если мы будем капризничать, Камисато-кун может умереть.”

“И, к сожалению. похоже, что предоставление подкрепления Саломе будет здесь лучшим средством.”

Не имело значения, кто это сказал.

Что было важно так то, что все эти девушки решили это как одна.

“Тогда пойдёмте сделаем это.”

“Да, чтобы спасти Камисаот Какеру.”

“Если это спасёт его, я готова отказаться от своей человечности.”

Часть 3[edit]

Массовая Убийца Салома немного подняла свою голову.

Потом крикнула Камидзё.

“Мне нужно разобраться с одним дельцем! Камидзё-чан, выиграй мне немного времени. Тридцати секунд будет достаточно!!”

“Эх? Эхх?!”

Он быстро глянул как раз вовремя, чтобы увидеть как девушка в дождевике целует карманные часы свисающие с её шеи.

Это должно быть был знак её решимости.

Тогда она прыгнула назад, так что Камидзё выдвинулся перед ней. Это естественно направило его в сторону Кихары Юитсу, которая преследовала Салому.

Они не сказали ни слова.

Они только на мгновение обменялись взглядами.

“Желаешь ли ты-…”

“!!”

Как только она мимоходом махнула рукой, кулак Камидзё ударил её запястье в противоположное направление. Это не было хорошим парированием, но ему нужно было отклонить траэкторию её руки на сколько он мог.

Но выражение Юитсу не поменялось.

Она выгнула всё тело в направлении перенаправленной руки, и её колено резко ткнулось в бок Камидзё. Тяжёлый удар остановил его. Единственный удар выбил его диафрагму и выдавил кислород из лёгких.

“Ох…гх!!”

У него практически потемнело в голове, но он не мог позволить себе потерять сознание.

Кихара Юитсу сама сказала, что она позволяет сталкиваться ударным волнам от многочисленных ударов в теле противника, чтобы создать смертельные пузыри внутри его кровеносных сосудов.

Если она этим воспользуется, всё будет кончено для такого как он, человека из плоти и крови.

“…!!!!!”

Он подавил нарастающий приступ рвоты и прижал свои ноги к земле, когда они грозились подняться в воздух. Сделав это, он пригвоздил полу лабораторного халата Юитсу, пока тот развевался от её разворота.

Он понятия не имел, что произошло дальше.

Он лишь знал, что какое-то столкновение ударило всё его тело. Он почувствовал себя завёрнутым в удары неизвестного количества и направлений, будто его бросили в металлический барабан, который били металлическими битами. Его взгляд кружился, потому он подумал, что сам вращался вертикально в воздухе.

Его спина ударилась о землю с глухим звуком.

Его ощущение времени вернулось.

“Гах!! Агхех?! Кхах!!”

“Ох?”

Кихара Юитсу выглядела немного озадаченной.

Она выглядела как человек, который закончил чистить кухню, а потом обнаружил масляное пятно позади кухонной плиты. Ей пришлось проанализировать ситуацию и обнаружить, что нога на её лабораторном халате сместила удары с их вычисленных точек, но сильных эмоций у неё в голосе не было.

Вместо этого, она нанесла следующий удар.

Её каблук двинулся вниз как кол, целясь в Камидзё на земле.

Он откатился, убираясь как можно дальше, но…

“Желаешь ли ты нового мира?”

“…!! Твою мать!!”

Лёжа на боку, Камидзё воспользовался руками и ногами, чтобы прыгнуть креветкой, а всеразрушающая сила рванула в место, где он только что находился. Вида выбитой грязи было достаточно, чтобы почувствовать холод.

Он как-то смог встать на ноги, но больше сделать ничего не мог.

Разрушитель Иллюзий был бесполезен против Отвержения Мира, и его также превосходили, когда дело доходило до боевых искусств. Камидзё ни коим образом не мог удерживать Кихару Юитсу.

Однако…

“Прости за ожидание, Камидзё-чан. Я снова полностью полна. Отлично тут держался тридцать секунд.”

Этот голос всё изменил.

Маленькая фигура двинулась мимо Камидзё. Но вместо справа или слева, она прыгнула прямо через него. Её сдвоенные дождевики надулись, набрав воздуха.Это сверхчеловеческое атлетическое мастерство продемонстрировала обнажённая девушка в дождевике известная как МАссовая Убийца Салома. Однако, что-то в ней изменилось. Пока её прозрачные дождевики трепетали вокруг неё, она облизала губы, ринулась к Кихаре Юитсу и махнула правой рукой в сторону.

Произошло что-то странное.

Весь школьный двор был разорван пополам серповидно по траектории её руки. Как-будто она держала невидимое лезвие двадцати или тридцати метров в длину.

“…”

Кихара Юитсу крутанулась на месте как фигурист на коньках и позволила своему лабораторному халату развеваться на воздухе подобно крыльям демона.

Вот и всё.

После сильного звука рвущейся одежды, массовая убийца воинственно улыбнулась.

“Не плохо. Ты фактически отклонила этот удар. Обычно, невидимый разрез должен быть убийством с одного удара.”

“Тебе не стоит использовать удобное слово ’невидимый’ так часто. Траектория хорошо видна по движению частиц в воздухе.”

Люди часто думают, что щиты это инструменты для блокирования лезвия своим весом или толщиной, но это ошибка. Град падающих стрел это одно, но масса стали, которой противник взмахнул со всей своей силы, может сломать человеку руку, если принять её на одну руку маленьким круглым щитом.

Щиты подразумевались для “перенаправления” или “отклонения”.

Если зайти дальше, то единственный лоскут ткани… нет, единственный клочок бумаги мог быть использован для изменения траектории рассечения, чтобы избежать смертельного удара.

“Но похоже, что ты тоже на пределе,” сказала Салома.

“Разве не единственным способом это можно выяснить?” ответила Юитсу.

Девушка в дождевике и женщина в дешёвом костюме и лабораторном халате продолжили свою ожесточённую схватку.

Раз Юитсу больше не смотрела на него, Камидзё почувствовал некоторое беспечное облегчение и вытер пот с бровей.

Потом ему стало кое-что любопытно.

(На что Салома использовала эти тридцать секунд?)

Салома не использовала этого яростного “невидимого лезвия” раньше. Зачит она что-то сделала. Она сказала, что пополнилась, так что же она конкретно сделала тогда? Без особой причины Камидзё посмотрел назад.

Там он обнаружил ответ.

Несколько десятков девушек было небрежно разбросано по школьному двору позади него.

Часть 4[edit]

Это случилось мгновением раньше.

Если проигнорировать её невероятно нестабильную личность, Массовая Убийца Салома была самым сильным бойцом Фракции Камисато в широких пределах. Все девушки молча это понимали, не важно на сколько их это бесило.

Для Внутреннего Жертвоприношения она покинула своё тело, используя переработку в химического киборга, и предложила свободное тело из крови и плоти своему богу в обмен на радикальное повышение её физических возможностей.

Для Внешнего Жертвоприношения она уничтожала оружие и защиты голыми руками, как способ предложить их своему богу и накопить разрушительную мощь и особенности снежным комом.

Если условия выполнялись, по слухам массовая убийца реально могла в одиночку сражаться с Белым Домом.

Но в то же время, если условия не выполнялись, она не могла воспользоваться своей настоящей силой. Если её цепь уничтожения оружия и предложения его своему богу обрывалась, она становилась не более, чем эксцентричным человеком с достаточно нелепой силой, чтобы сломать японский меч голыми руками.

Но что ей нужно было сделать, если она собиралась нанести поражение столь могущественному врагу, как Кихара Юитсу?

Какой порядок действий будет лучшим, чтобы спасти Камисато Какеру потерявшего свою руку?

Что было необходимо, если Фракция Камисато собиралась добиться победы как группа, а не отдельные личности?

“Ох, в самом деле!!”

Кто-то воскликнул.

Это была Оливия. Она была известна как замечательная косплеерша, но был ли это реактивный ускоритель, волшебная палочка, лазерное лезвие или специальные ботинки для бега по стенам, она идеально воссоздавала каждое хитроумное устройство героя, используя если не науку, так магию. Это делало её невероятно опасной, чего ни в малейшей степени не хотели даже оригинальные создатели, поэтому её регулярно выгоняли с мероприятий.

“Мне ненавистно это признавать, но отдать это тебе будет лучшим выходом.”

Кто-то одетая как Сильная Магией Канамин впрыгнула на тёмный школьный двор, но щёлкнула языком, как никогда бы не сделала Канамин.

“Так что поторопись и сломай меня. Это даст то, что нужно тебе для Внешнего Жертвоприношения, не так ли?!”

Салома не могла пользоваться всю свою мощь массового убийцы потому, что ей недоставало запаса оружия, которое ей нужно было уничтожить.

Точнее, она использовала свой запас за тот день, разрезав мусоросжигательную печь, и ей недоставало необходимых компонентов для поддержания своей цепочки.

Это просто значило, что ей нужна замена.

Фигуры окружали Салому, пока она отодвигалась.

Там были девушка пират, девушка приведение, девушка НЛО, девушка призрачный вор и девушка мечник.

Фракция Камисато была слишком большой для счёта, и все они держали оружие, которое массовая убийца могла уничтожить. Салома была магом охотящимся за добычей, но знание об использовании поглощаемой силы было ещё одним фактором увеличения её силы. Это было похоже на удержание “души” того, кто знал настоящую цену оружия. Это как танцы или военные представления предлагаемые богам в древности.

Эти девушки не искали личной славы.

Они думали о Фракции Камисато, как о целом.

Потому Салома не колебалась.

Девушка в дождевике вытянула руки перед грудью и облизала свои губы.

“Спасибо за еду☆”

Часть 5[edit]

“Ах, ах…”

Он мог только смотреть в изумлении.

Камидзё Тома мог только смотреть, как Салома сражается по своей грязной стратегии.

“Аааххххх!!”

Салома и Кихара Юитсу продолжали свою схватку.

Но в отличии от прежнего, именно массовая убийца отвоёвывала территорию. Юитсу была сведуща в техниках убийства и украла Отвержение Мира у Камисато Какеры, но Салома не сдала ни шагу и она точно знала секрет победы.

“Клара. Мне нужно лезвие по-острее! Принеси себя в жертву!!”

“!”

Салома сражалась с пустыми руками, но она всё равно держала в руках невидимое лезвие.

И у неё была более чем одна форма атаки.

“Лайм. Мне нужен больший диапазон. Пора отправляться на кладбище!!”

“Как ты можешь так просто говорить людям умереть?!”

Каждый раз, когда Салома делала запрос и впрыгивала девушка, её атака менялась.

Она буквально использовала девушек как ингредиенты, ломая их оружие и отметая их тела в сторону.

“Люка. Мне нужно загнать её в угол быстрым заградительным огнём! Готовься!!”

“Чёрт. По крайней мере найди этому хорошее применение!”

Это могло быть лезвие, тупое оружие, пистолет или цепь.

От невидимой атаки самой по себе было тяжело защититься или уклониться, но уровень замешательства только рос в то время, как она свободно меняла дальность и тип урона.

Это была поистине предельно потребительская стратегия. Как в кошмарном видении, всё больше и больше девушек падало, лишалось чувств и выбрасывались, пока она продолжала менять оружие и способы атаки.

И на этом оно не остановилось.

Сущностью способности Саломы была не невидимая атака, а установка такого количества различных атак поверх её пустых рук, которое было нужно.

Это значило…

“Огнемёт + катана.”

…!!!!!

Весь ландшафт был разорван на куски. Кихара Юитсу и даже Камидзё, который смотрел со стороны, почувствовали, как их мысли практически остановились. Было похоже на невидимую атаку из несуществующего оружия, поэтому разрез казался эффектом помещённым поверх её пустых рук. Но это было не так.

Это было похоже на тонну японских мечей выстреленных с силой огнемёта.

Камидзё сглотнул, когда Салома принесла в жертву ещё больше девушек, превратила их в ужасные атаки и отправила их в сторону женщины в лабораторном халате и дешёвом костюме.

“Слезоточивый газ + кувалда.”

Раз, и подавляющая атака распылила слепящую дымовую завесу, которая содержала физическое давление.

“Взрывчатка + большой лук + электрогитара.”

Раз, взрывное акустическое оружие, которое разрывало барабанные перепонки противника простым перебором струн.

“Шоковый пистолет + водяной пистолет + пуля + бросок молота.”

Раз, гигантская противовещественная снайперская пуля, чья баллистическая траектория сложным образом извивалась, как электричество бегущее вдоль струи воды.

(Теперь мне дошло.)

Камидзё пришёл к запоздалому пониманию по крайней мере части темноты, которую держал в себе Камисато Какеру.

Салома не заставляла девушек из Фракции Камисато жертвовать собой. Она не угрожала и не принуждала их. Это было целиком добровольно. Девушки были счастливы предложить свои собственные тела и они желали быть уничтоженными. Они отказались от личной победы ради достижения групповой. Иными словами, они не заботились о том, что случится, пока они могут спасти Камисато Какеру, который потерял руку и страдал от шока кровопотери.

(Вот почему это случилось с ним. Увидав это, он, конечно, будет винить силу, которая внезапно оказалась в его правой руке. Это выходит далеко за пределы просто группы друзей!!)

Это не сила правой руки делала Камисато Какеру особенным.

Он не понимал, что это он сам привлёк всех этих девушек к себе.

Камидзё однажды сказал ему это, но даже он почувствовал, как холодок пробежал по его телу.

Гипотетически, если бы девушки окружающие Камисато Какеру были только побочным эффектом его правой руки, они бы постепенно сменили членство после того, как рука перекочевала к Кихаре Юитсу? Камидзё знал, что этого никогда не произойдёт, но идея всё ещё поднимала свою уродливую голову как бессмысленная теория о конце света.

Достаточно разочаровывающе, но она была эффективной.

Кихара Юитсу использовала свой лабораторный халат для отклонения разнообразных атак и сведения урона к минимуму, но этот тканевый щит превращался в лохмотья. Если атаки продолжатся, предмет одежды порвётся окончательно и больше не сможет выполнять роль щита. Как только она не сможет им пользоваться, всё кончится. Салома продолжала менять методы атаки, добавляя новые штрихи, и поднимая свою разрушительную силу своей бесконечной цепью. Однажды начав, она казалась действительно способной стань непреодолимой силой.

“!!”

Кихара Юитсу не хотела долгой битвы, потому она сделала весьма большой шаг в перёд.

Она подвергла себя опасности, чтобы подойти ближе и взмахнула насильно прикреплённой правой рукой.

Её тень наползла на тело Саломы.

И другой монстр произнёс слова необходимые, чтобы остановить ярость массовой убийцы в дождевике.

“Желаешь ли ты нового мира?”

В этот раз.

В этот раз голова Камидзё Томы правда опустела.

У него даже не было времени выкрикнуть имя Саломы.

Это было неизбежно. Чистой попадание. Женщина произнесла слова, когда тень её руки была полностью на теле девушки. Когда Отвержение Мира срабатывало, ему хватало силы победить даже десяток Богов Магии. Тело Саломы было бы без промедления “изгнано” в свободное пространство между связанными мировыми линиями. По существу, живой человек отправлялся в другой мир, чтобы больше его никто не видел.

Или так должно было быть.

“Конечно это не сработает. Не недооценивай Фракцию Камисато, особенно, если ты всего лишь одолжила эту вещь.”

Камидзё видел лишь одну сторону медали предшествующих событий, поэтому это было вне его понимания.

Но правая рука Камисато Какеру убирала лишь нерешительных людей с противоречивыми желаниями. И всех, кого он принял, не имели противоречивых желаний и нашли единственный путь, чтобы идти по нему в этом огромном мире.

Такой была Патриция Бёрдвей.

Из-за этой её черты Камисато Какеру мог гладить её по голове и жать руку. Он принял её личность и выразил своё уважение ей, особенно за чистоту души, что предотвратило её исчезновение от касания этой рукой.

Поэтому…

“Отвержение мира не сработает на ком-нибудь из Фракции Камисато, ты так не думаешь? В конце концов, мы все были приняты Камисато Какерой и все доказали, что не имеем противоречивых желаний.”

“…”

Кихара Юитсу не могла знать об этом условии.

Знай, не была бы столь беспечна. Это было едва удивительным, раз она лишь украла правую руку, а её знания основывались на “ошибочном предупреждении”, которому Камидзё позволил проскользнуть.

Ко всему, Салома устроила шоу, до сих пор избегая её правой руки.

“Мне жаль говорить, Мисс Месть, что я хочу убивать, если это для чёртового глупого брата, который наслаждается своим пресмыкающимся гаремом! И это убеждение никогда не будет поколеблено!!”

Даже так, ошибка была потрясающей.

Как только первоначальная атака провалилась, это была снова территория Массовой Убийцы Саломы.

Она поглотила так много девушек для полной полировки своей цепи Внешнего Жертвоприношения. Сейчас она могла разрезать боевой корабль надвое одним взмахом своей руки, а она ею размахивала практически случайно.

Кихара Юитсу отказалась от использования своего щита.

Впервые она прыгнула в сторону изо всех сил для уклонения.

Но даже этого было не достаточно.

В следующее мгновение правая рука Кихары Юитсу была отрезана с таким приятным звуком, что он показался неуместным.

Грубые чёрные нитки пришитые к украденной руке были оборваны. Это не был идеальный срез, но он был сделан более чем на две трети и казался ещё более болезненным, болтаясь частично отрезанным.

“Сначала я забираю эту правую руку обратно.”

Девушка в дождевике свирепо улыбнулась.

“Это принадлежит моего чёртовому глупому брату.Эта сила была дана Камисато Какеру. Выяснять, что с ней делать, его работа, поэтому посторонний вроде тебя не может решать за него.”

“Хии-хии.”

Потом произошло нечто странное.

Кихара Юитсу смеялась не смотря на более чем две трети отрезанную руку.

“Это правда, я не знала точных условий для активации Отвержения Мира. Но ты тоже кое в чём ошибаешься. Возможно, я знаю это лишь благодаря самостоятельному получению этой силы.”

“?”

“Такой странный символизм. Как Разрушитель Иллюзий одновременно и сила отрицать, и контрольная точка или точка восстановления для всего, Отвержение Мира одновременно сила принимать и нечто похожее на программу стирания. Вместо обычного уничтожения цели, оно затирает его, превращая в что-то нечитаемое.”

Она говорила спокойно и не останавливалась.

“Возможно это немного не в тему. Нет, я думаю в тему. Отвержение Мира содержит силу стирать Богов Магии десятками, но оно не уничтожает их полностью. Если ты их никогда больше не увидишь, это похоже на смерть, но это не совсем точно.”

“Салома… Это не хорошо. Отойди. Это правда, действительно плохо!!”

“Если она может отсылать их туда, то эта правая рука должна пересекать две территории. Ты можешь думать о ней, как о Дэдзиме[1] периода изоляции Сакоку[2]. И если эта рука играет роль удобного ’конца мира’ для того, что лежит по другую сторону…”

Камидзё чувствовал, что-то ползёт по его спине.

Он не мог позволить ей это сказать.

Именно это он никогда не мог позволить ей сказать.

А затем Кихара Юитсу подняла свою практически уничтоженную правую руку, будто чтобы сокрушить странные предупредительные звоночки в его голове.

Она вытянула её вперёд.

“… тогда не смогу ли я воспользоваться ею так? …Вызываю Ньянг-Ньянг.”

Что-то начало вытекать из запястья Кихары Юитсу… нет, из правой руки.

“Ах.”

Перед тем как Камидзё собрался с мыслями, это уже началось.

Что-то вытекало из зияющей раны. Оно походило на липкую жидкость и оборачивалось вокруг руки Кихары Юитсу, двигаясь вверх по плечу. Её поверхность начала пузыриться ещё сильнее.

Что-то разбухало из её плеча.

Выглядело как две руки приделанные к одному плечу, но это не точно.

Что-то росло там.

Что-то длинное и стройное выкарабкалось из сломанной правой руки и выросло из плеча.

“Аххх.”

Это было стройное девичье тело. Её кожа была слишком бледной для живого человека, талисман прикреплён ко лбу, белое китайское мини-платье укрывает тело, и вызывающий взгляд наполняет глаза.

“Ньянг-Ньянг. Она могла появиться лишь ’внутри’ правой руки, но тебе лишь следовало это сделать, не так ли? Даже когда они отрезали нацию, западные идеи всё равно пробирались, и каждый, кто видел чёные корабли плавающие в море, не мог сдержать дрожи. Таким же образом, вы способны ограничить их координаты, но нет способа запретить само существование бога.”

“Аааааххххх?!”

Камидзё Тома закричал со всей силой своих лёгких.

Мгновение спустя Ньянг-Ньянг расправила руки и все десять пальцев превратились в независимые мечи, копья, топоры, жезлы и т.д. Они качнулись как музыкальные инструменты и издали высокий звон.

И…

И…

И…

Это было высшее величие бога.

То, что скрывалось в правой руке определённого парня.

Сила предположительно побеждённого Бога Магии заполнила тёмную ночь той школы.

Часть 6[edit]

Начавшись в 7 Районе, в высшей степени мощная ударная волна пронеслась по Академгородку.

Часть 7[edit]

Честно, Мисака Микото надеялась на какое-нибудь возбуждение.

Как раз вчера она встретилась с девушкой в дождевике, когда прогуливалась по городу ночью. Эта девушка, казалось, существовала за пределами всего здравого смысла, и она самодовольно размахивала “новой возможностью”. Это была большая надежда для Мисаки Микото, которая как раз себя взвинчивала. Ас Токивадая неуместно надеялась, что обнаружит возбудитель, который послужит ей дорожным знаком.

Но как только она вздрогнула от дрожи земли, то почувствовала, как её голова стала быстро остывать.

Она осознала насколько сильно её мозг кипел.

“Что… это было?”

Она повернулась к этому.

Что-то ей незнакомое было там. Если она пойдёт туда, то выяснит, что это было. Новый мир откроется перед её глазами. Однако, она не чувствовала былого энтузиазма. Её сердце начало стучаться в груди, но в нём было лишь угрожающее напряжение. Она могла сказать, что нечто, чего она не хотела видеть и принимать, ожидало её там.

Кажется, это школа.

Основываясь на размере территории и количестве школьных зданий, это должна быть совмещённая средняя и старшая школы.

Но металлический забор был повален, деревья упали, а только что восстановленное стекло разбито в дребезги.

Люди валялись по всему школьному двору, но были ли они действительно учениками? Несколько десятков девушек среднего и старшего школьного возраста были там без сознания.

Ко всему прочему она увидела ещё троих человек.

Одним была девушка в дождевике разорванная на куски.

Ещё одним был колючко-волосый парень держащий эти “обломки”, лёжа в крови на земле.

Ещё одним была женщина в лабораторном халате и дешёвом костюме, у которой из правой руки рос поистине ненормальный монстр.

Она собственно ничего не сказала.

Её крик был больше похож на белый шум.

Мисака Микото пробежала мимо упавшего забора к парню. Камидзё Тома нетвёрдо посмотрел на неё, держа девушку в дождевике, которая потеряла всё ниже пояса, и чья голова была согнута под странным углом. Он губами произнёс “держись подальше”, но она не могла подчиниться этому.

“Хех-хех.”

Женщина в лабораторном халате не казалась особенно обеспокоенной внезапным нарушителем.

Со странным звуком правая рука с рассечённым запястьем подверглась большой трансформации.

“Эх-хех-хех.”

Что-то странное произошло на глазах у парня и девушек.

Маленькая китаянка уже вышла из этой правой руки, но сейчас еще более странные вещи вырвались из плеча.

Одной был высокий благородный блондин с мехом приделанным как львиная грива.

Ещё одной был загорелый мужчина с чёрным полированным круглым зеркалом вместо ноги.

Ещё одной была молодая и красивая женщина в западном траурном платье, и вуаль такого же цвета прятала её лицо.

Ещё одним был полуголый парень с боевыми татуировками по всему телу и серебряным протезом левой руки.

Вместе с миниатюрной китаянкой их было пятеро.

Исходная человеческая рука скрылась из виду, будто похороненная среди актиний. Пять фигур стали огромными пальцами и в целом работали как гигантская рука, которую женщина в лабораторном халате свободно закрывала и раскрывала как свои новые пальцы.

“Ах-ха-ха-ха-ха-ха!!”

Её громкий схем, казалось, правил миром.

“Да, да! Эта правая рука действительно нечестная. Они не странные. Проблемой является Отвержение Мира, которое позволяет им всем появиться в этом мире, несмотря на принадлежность их всех к другим категориям!!”

“…ун.”

Когда Микото подбежала к нему, окровавленный Камидзё открыл рот, пытаясь перевести дыхание.

“Беги… Мы… мы не ровня им… этим…”

“Что ты-…”

“Они…”

Он не мог даже поднять свою свисающую руку и показать вперёд?

Он выглядел так, будто собирался перестать дышать в любю минуту, но он заставлял свои лёгкие работать и выдавливать слова.

И это были действительно кошмарные слова.

“Ты помнишь… того Бога Магии по имени Верховный Жрец, да? Они все такие. …Она может вытаскивать монстров его уровня десятками!!”

Её разум опустел.

Это было больше, чем стирание её воспоминаний или мыслей.

Исчезло её самоосознание.

Она думала, что личность по имени Мисака Микото будет разбита на осколки.

В конце концов, у них не было способа победить. После побега через Академгородок на акробайке, кто-то другой окончательно прикончил Верховного Жреца. Если бы не вышло, Комета Наконечник смела бы Академгородок.

А если их больше одного?

Они собирались атаковать десятками?

“……………”

Микото отчаянно поддерживала окровавленную спину Камидзё и повернула свою голову.

И она увидела…

“Эх-хех.”

Монстра.

Этот безнадёжный монстр в лабораторном халате смеялся в лунном свете.

“Да, да. Вовлекать непричастных людей в свою личную месть глупо. Между добром и злом это зло, а между нравиться и не нравиться — не нравиться… Сенсей никогда бы этого не позволил. Ах-ха-ха.”

“Фух… фух…”

“Но мне всё равно. Может оно отличается от Сенсея, но именно это делает его столь замечательным. Я понимаю это сейчас всё больше и больше. Мне всё ещё нужно преодолеть долгий путь, и я всё ещё трогательно мягка как глина, но… именно поэтому. Я не должна колебаться придавать каждой мелочи форму, чтобы создать свой уникальный путь. Да, да… нет. Возможно, отказ от своих идеалов ради цели это другая форма романтики. Но в любом случае…”

Она слегка наклонила свою голову.

Она вытянула эту правую руку, которая содержала самую большую и ужасную силу.

“Если ты собираешься вмешаться, тогда умри. Прямо здесь и сейчас.”

Это была точная копия того дня.

Мисака Микото сжала свои зубы от собственной беспомощности, когда убегала от Верховного Жреца.

И сейчас у них не было даже удобного акробайка.

В добавок, Богии Магии приближались десятками.

Часть 8[edit]

“Кх…?!”

Маленькое тело застонало в больниц Академгородка.

Это была Патриция Бёрдвей.

Она была девочкой, чью большую часть тела заменила Бог Магии известная как Нефтис.

Часть 9[edit]

Камидзё был уверен, что его сознание периодически отключалось на несколько секунд.

Как только его мысли стабилизировались, как флуоресцентный свет на пороге угасания, он осознал, что Мисака Микото тащила его на своём плече.

Его зрение вращалось, он чувствовал резкий ночной ветер, странное чувство парения поднимало его желудок, он чувствовал вибрацию пустотелых опор, как стены зданий и знаки, они двигались с огромной скоростью, явно игнорируя силу тяжести, а свет автомобильных фар и окон зданий оставались позади под невероятными углами.

Он постепенно понял, что происходило.

(Она используем магнетизм или что ещё для прыжков со здания на здание?)

Поскольку он был перекинут через её плечо, его неустойчивое зрение обозревало пейзаж позади них.

И там он что-то увидел.

Микото прыгала от стены к стене небоскрёба без использования сколь заметных упоров для ног, но кто-то точно следовал за ней.

Это была Кихара Юитсу, захватчик Отвержения Мира.

Она силой вытащила мощь многих Богов Магии, которых снёс Камисато Какеру.

“…Мне жаль.”

Камидзё сглотнул и услышал дрожащий девичий голос в ушах.

Он шёл от Микото, которая была в центре действа.

Что-то важное должно быть произошло потому, что изодранный клочок её пальто унесло ветром.

“Мне жаль. Мне жаль, что хотела чего-то возбуждающего и бросить обычную колею, не зная, что это значит. Если всё из-за меня… потому что я попросила этого… тогда… уух…”

Камидзё не знал, что лежит в основе этих слов.

Он не был уверен, как ответить, пока она держала его.

“Она такая всё время. Нет ничего хуже подавленного романтика, ты так не думаешь? Кто знает, когда она собирается нырнуть с вершины длинного эскалатора.”

“Эх? Ах? Вах?! Салома?!”

Камидзё был так удивлён потому, что не думал, что веса упирающегося ему в спину достаточно для человека. Он был сравним со складным велосипедом или может чуть тяжелее. Он нерешительно повернул голову и увидел голову серебряно-волосой девушки достаточно близко, чтобы потереть её щёку плечом. Однако, он не чувствовал её ног потому, что всё ниже её пупка было уничтожено.

Было очень похоже на то, как самопровозглашённые теле-персоны оборачивают рукава кофт вокруг шеи.

В дополнение к женской мягкости (даже если технически её тело было искусственным), он почувствовал что-то маленькое и твёрдое, что должно было быть игрушечными карманными часами свисающими с её шеи.

Она могла защитить их наверняка, даже если это означало потерю нижней части её тела.

“Ох, чёрт. Вот что я получила за разрыв Клэр надвое. Вот, наверное, что они имеют в виду, когда говорят о карме.”

“Что это за разновидность видения?! Меня как мешок риса тащит ученица средней школы, которая прыгает по городу ночью, а ко мне сзади прислонилась массовая убийца после того, как её разорвало на куски?! Поддельные фото привидений не страшнее этого!”

“Ну, конечно убийцы выделяются сильнее, чем убитые. И сейчас не время для милого разговора, ты так не считаешь? …Эта женщина помешанней меня и собирается нас достать!!”

Правая рука Кихары Юитсу разделилась на части в плече. Оно сформировало пять верхних частей тела пяти Богов Магии. Один из них двигался. И выглядел он как маленькая девочка с бледной кожей и белым китайским мини-платьем.

Это была Ньянг-Ньянг.

Её пальцы трансформировались в мечи, копья, топоры, жезлы и т.д.

Это оружие лазерными лучами разорвало темноту.

Молнии не ринулись с кончиков лезвий и копья не были брошены.

Они удлинились.

Десять оружий взрывообразно выросли и раскрылись веером. Шокированная, Микото быстро воспользовалась магнетизмом, чтобы изменить направление движения в воздухе, и едва их избежала. Одно за другим они вонзились в стену ближайшего здания.

“…”

Следующее, что она поняла, это лицо там.

Понятие расстояния было бессмысленным. За мгновение она поняла, что оружие Ньянг-Ньянг задвинулось обратно и силой “притянуло” её и Кихару Юитсу, мгновенно убирая разрыв между ними.

Юитсу изогнула тело в воздухе, чтобы ударить ногой.

Это абсолютный способ создать пузырьки в крови и чисто убить любого попавшего под удар, поэтому Салома поместила своё полууничтоженное, но всё ещё искусственное тело на траекторию атаки и сильный удар попал в её тело.

Микото что-то прокричала.

Она больше не чувствовала веса Саломы и Камидзё.

Она гадала, пойти ли за парнем или сражаться с угрозой перед глазами, но потом женщина в лабораторном халате вытянула свою правую руку.

Она узнала, что росло оттуда.

Это было странное существо, которое появилось перед Микото и Камидзё практически для забавы, когда их преследовал Верховный Жрец.

Это был владелец странного оружия, которое пронзило её плоскую грудь.

Это была Ньянг-Ньянг.

“…?!?!?!”

Её боевой дух заглушил страх.

Пальцы Ньянг-Ньянг, казалось, взорвались, и многочисленное оружие выстрелило вперёд с близкого расстояния. Микото мгновенно создала щит из железного песка, но страшный удар прошёл сквозь него. Она отлетела, будто в неё в упор выстрелили из дробовика сквозь металлическую дверь. Она упала на разбросанные искусственные огни ночного города.

“Гааааах?!”

Тем временем Камидзё вломился через окно ближайшего здания как артиллерийский снаряд. Колючко-волосый парень подскакивал по пыльному полу с Саломой как рюкзаком. Наконец он остановился, когда его спина ударилась в оголенную квадратную колону.

Не было ни перегородок, ни обоев. Не было ничего, кроме одинаковых колон через равные промежутки.

Он почувствовал запах клея и синтетических конструкционных панелей.

(Здание… строится?)

“Что случилось с Мисакой?”

“У нас есть вещи для беспокойства по-важнее! Вот она приближается!!”

Он не знал почему, но Камидзё почувствовал, как неприятный пот покрывает его тело.

Он мгновенно двинулся от колоны и откатился в сторону, когда свирепый бросок последовал за ним из окна.

Он очень напоминал пулемётную стрельбу.

Какой-то снаряд влетел на невероятной скорости. Камидзё не мог уследить за ними глазами. Прыгнув к другой колоне и посмотрев на пол, он не увидел явных пулевых отверстий.

Он увидел массы темноты размером с бейсбольные мячи.

Они должно быть искажали свет потому, что окружение натянулось как конфетная обёртка. Выглядело так, будто всё засасывалось в центр.

“Это, должно быть, семена граната,” сказала Салома. “Должно быть это Персефона… нет, возможно Прозерпина. Короче, есть легенда о богине забранной в подземный мир, попавшая в ловушку по пути к поверхности, съевшая гранат подземного мира, и не способная избавиться от проклятия смерти. Этот фрукт силой переносит человека в подземный мир… к смерти. Как бы это не происходило, нет выхода, когда они попадают внутрь тебя.”

“…”

Это был другой Бог Магии, как Ньянг-Ньянг?

Однако, Камидзё наконец намеренно медленно задышал.

Он всё ещё был покрыт липким потом, но его напряжение было направлено в другую сторону.

“Странно.”

“Что именно? И может ли выросший в Академгородке действительно анализировать магию?”

“Нет, не это.”

Камидзё прислонился к квадратной колоне, чтобы спрятаться с Саломой зажатой между ним и колонной.

“Или точнее, всё это странно.”

“?”

“Выглядит будто Юитсу использует магию, и я могу поспорить, что твой анализ правильный. Но она не Кихара Кагун… точнее, Берси. Я сомневаюсь, что существует так много Кихар, которые вот так могу пользоваться магией. Возможно, что это настоящее заклинание той… Прозерпины?.”

“Это не веб новелла, и у меня нет времени выслушивать про твои увлечения. Попробуй уложиться в 140 символов.”

“Если это атака Бога Магии, я сомневаюсь, что это сработает в качестве щита,” быстро заключил Камидзё. “В полную силу Отинус могла сжать галактику до состояния перед Большим Взрывом. А с ушедшей силой Верховный Жрец мог слиться с кометой и принести на Землю ледниковый период. И всё же мы в порядке, прячась за колонной? Они стреляют как безумцы, а мы защищаемся простым щитом? Это не возможно. Бренд Бога Магии не такой дешёвый.”

Его мысли опустели потому, что Ньянг-Ньянг, главная фигура этого бренда, появилась.

Но даже это было странным.

Даже если Кихара Юитсу могла извлечь силу такого множества Богов Магии, она не нуждалась в их демонстрации. Камидзё и остальные не имели способов убийства Бога Магии. С трудом можно было сказать, что они победили Отинус или Верховного Жреца.

Боги Магии были как бессмертные монстры из старого ужастика. Ты мог наткнуться на них при безрассудной встрече, они гнались за тобой, и лучшее, на что ты мог надеяться, это убежать в самом, самом конце. Не было способа их победить. Даже полиция или армия были бы убиты, столкнись они в прямой сражении. Вот чем, предполагалось, были Боги Магии.

Отвержение Мира должно было быть единственной вещью в мире, которая могла их победить. Вот что делало эту правую руку такой особенной. И в данный момент Кихара Юитсу единолично пользовалась этой рукой. У неё были и дикий зверь, и его естественный враг.

Другими словами, не было никакого смысла с момента, когда они пережили появление Ньянг-Ньянг на тёмном школьном дворе.

“Я думаю Кихара Юитсу определённо пользуется магией.”

Камидзё сглотнул.

“Но я думаю, она использует нечто отличное от Богов Магии.”

“Я не думаю, что у нас есть время сидеть и думать! Чёрт!!”

Кто-то проигнорировал весь здравый смысл и впрыгнул через окно небоскрёба.

Это была женщина в дешёвом костюме, чей изорванный лабораторный халат трепетал как демонические крылья, а несколько Богов Магии росли из её правой руки.

“Хех-хех.”

Наверное, она смеялась, но это ни в малейшей степени не успокаивало.

Сила и высота её голоса были нестабильны, поэтому он действовал на нервы всех его слышавших.

“Эх-хех-хех.”

Никто с ней не говорил.

Даже если они обменяются словами, они никогда не разделят её чувств.

“Хех-хех-хех-хах-хах!!!!”

Из пяти пяти Богов Магии двигалась, конечно, именно Ньянг-Ньянг.

Десять оружий выстрелили из её десяти пальцев и прорвались сквозь пространство как лучи лазера.

Но…

Даже так…

Не смотря на…

Правая рука Камидзё Томы с лёгкостью отклонила эти верные атаки.

Ему даже не понадобился его кулак.

Это было обычное движение по отгону мухи.

Камидзё уничтожил оружие Ньянг-Ньянг Разрушителем Иллюзий, когда бесчисленное оружие выстрелило из её рукава и пронзило грудь Микото.

Даже так, сейчас было иначе.

Тогда было напряжение, тревога и даже страх.

Но вся эта нервотрёпка и опасные эмоции были вызваны только самой Кихарой Юитсу. С пятью незаурядными монстрами как Боги Магии он мог запросто бросить любую попытку сражаться и потерять сознание.

Но он наконец увидел это.

Он осознал правду.

“Это не настоящие Боги Магии.”

Он посмотрел на своего врага снова.

Он увидел их настоящую суть.

“Они даже не те, ’кто прячется внутри этой правой руки’.”

Было странно, что он мог отразить атаку Бога Магии одной лишь рукой.

Он полагался на чувство, что нечто было неправильным.

“Они лишь подделки сделанные похожими на Богов Магии. Да, ты позволила Образцу Шоггот проникнуть в своё тело, чтобы прикрепить отсечённую правую руку!!”

Это была та же штука, которая однажды въелась в Патрицию Бёрдвей.

Это был аморфный монстр, который мог принимать любую форму.

Он понятия не имел, как она приручила его, и возможно он въедался в неё во время их разговора, но она приняла его как оружие не смотря на риск.

Что значит…

“Ты создала модели Богов Магии и взяла готовую подражательную магию откуда-то ещё. …Ослабленный вирус Сен-Жермена. Тяжело поверить, но ты предала собственный мозг, чтобы обмануть опознание правой руки. Если я верно помню, люди им контролируемые могут использовать магию независимо от их исходных знаний или способностей! В особенности, они могут использовать магию углерода и растений, а это подразумевает то заклинание граната, которое ты только что использовала.”

Она просто заимствовала репутацию Богов Магии.

Создавая их пустое изображение и используя магию, когда она не могла быть на это способной, она заставила всё выглядеть так, будто вызвала Богов Магии.

Также Кихара Юитсу поменяла стратегию как только узнала, что Отвержение Мира бесполезно против Массовой Убийцы Саломы и остальных девушек Фракции Камисато.

Другими словами, она хотела изменить застоявшийся и неблагоприятный настрой укрывший тёмный школьны двор. Отвержение Мира оказалось менее всемогущим, чем ожидалось, поэтому она хотела придать ему нового значения, используя огромное влияние… нет, блеф вызова Богов Магии по желанию.

Она даже намеренно позволила практически отсечь руку, как часть игры.

“Если подумать, Бог Магии и что ещё выползающее из правой руки было частью Города Багажа. Там, в самом конце, незавершённая Отинус уничтожила моё запястье, а потом раздавила то, что оттуда вышло. А Кихара Кагун и некоторые другие Кихары были там. Кихара Юитсу, не была ли ты там случайно? Может на должности, которая даёт тебе доступ к отчётам о всём произошедшем?”

Вот почему она была в состоянии это сделать.

У неё было то, что требовалось для использования этой стратегии, приготовления всего необходимого для исполнения, и розыгрыша представления, которое обманет даже действительно встречавших Богов Магии.

Как только он это узнал, бояться было нечего.

Не было больше нужды связывать себя страхом.

Его враг не абсолютен. Она только человек, потому от страха поражения,она продумала обман и исказила правду, чтобы выглядеть сильнее, чем была.

Он должен это исправить.

Он должен это решить.

Он должен это разоблачить.

Но Кихара Юитсу лишь слегка наклонила голову, вытянув свою уродливую правую руку.

“И что?”

Это ей ничего не сделало.

Она не получила каких бы то ни было повреждений.

Последовал шум взрыва.

Ньянг-Ньянг, Прозерпина и неизвестные Боги Магии вязко потеряли свою форму и стали одним большим потоком, который хлынул в сторону Камидзё, как липкий загрязнитель распрыскиваемый из автоцистерны.

“!!”

Он мгновенно поднял свою правую руку.

“Сколько раз я должна тебе сказать? Моей целью была месть с самого начала.”

Её голос достиг его.

Эта жестокая паразитическая форма жизни набрасывалась на человеческую плоть своими бесчисленными клыками и когтями, проскальзывала внутрь тела и растворяла жир, чтобы жить в новом носителе. Кихару Юитсу не смутило, что такое драгоценное оружие было сметено его правой рукой.

Исполнение такой показной атаки заставляло Камидзё пользоваться своей правой рукой.

В это время он был прикован к одной точке и не мог двигаться или убегать.

Она использовала Проект Шоггот, только чтобы удержать его на месте.

“Сила Богов Магии никогда не имела значения. Могу ли я достигнуть этого уровня или нет, к делу не относится. Мне нужно было только подкосить Камисато Какеру и всё, чем он дорожил. Между добром и злом это зло, а между нравиться и не нравиться это не нравиться. Это моя уникальная романтика, которой даже Сенсей не мог достигнуть. Другими словами, сила Богов Магии была бы полностью бесполезной, если бы я не могла использовать её для своей мести. Вот этим всё и является.”

“…”

“Ты идиот! Не пытайся это заблокировать!!”

Ко времени выкрика Саломы из-за его спины, было уже слишком поздно.

Нога Кихары Юитсу летела в его сторону.

Также как когда мяч внезапно бросают в кого-то, Камидзё рефлекторно понял руки для защиты. Он немедленно понял, что это была ошибка.

Атака Юитсу не подразумевала разбить его их большой скоростью или весом.

Ударные волны распространяющиеся из множественных точек удара встряхнут его кровь таким образом, что появится достаточно пузырьков, которые сделают эту единственную атаку смертельной.

Другим словами, не важно, блокировал он атаку или нет.

Это как иголка пропитанная ядом. Как только она дотротронется до него, всё будет кончено.

“Ах…гах?!?!?!”

Жгучее тепло наполнило его руку, и он почувствовал, как оно течёт из его руки в туловище.

Салома начала действовать у него за спиной.

“Будь ты проклят!!”

В этот раз его предполагаемый союзник ударил болящую руку.

Мгновенно странное тепло исчезло.

“Хм. Так ты воспользовалась такими же ударными волнами для противодействия пузырькам. Хорошо скопировано за столь короткое время.”

Юитсу ни в малейшей степени не казалась удивлённой.

“Но я не говорила тебе? Это было ради моей мести. Я иду своим путём, и он отличается от пути Сенсея. Вот почему я не слишком разборчива в таких вещах.”

“…”

“Я воспользуюсь всем, что понадобится. В том числе магией, боевыми искусствами или даже… чем-то таким.”

Она полезла в карман своего изорванного лабораторного халата.

Это действие вызвало неприятное чувство в позвоночнике Камидзё, но сколь близко ни была Юитсу, у него не было времени её остановить.

Спустя мгновение она держала пистолет странной формы.

Он выглядел как игрушка. Он скорее выглядел как стартовый пистолет, которым стреляют для начала забега спортивного фестиваля, чем пистолет предназначенный для военного применения.

Но он мог сказать.

Его горло пересохло, когда она нацелилась в его сторону.

“Это ПС Детонатор. Опять же, твоя посредственная личность не способна выяснить откуда взялось его название, или как он работает.”

Как только она нажала курок, казалось само пространство взорвалось.

Часть 10[edit]

Когда взрыв ударил парня, он полетел через частично построенное здание.

Он был выброшен прямо из окна без стекла.

“А теперь.”

(По моим данным, он главная цель Камисато Какеру. Не то чтобы я ожидаю, что бросок из двадцатого этажа убьёт его.)

Юитсу медленно подошла к окну, встряхивая свой дешёвый на вид пистолет напоминающий стартовый пистолет спортивного фестиваля. Пульсирующая река из её правой руки громко рассеялась, и первоначальная тонкая рука показалась из ока бури.

Рана запястья была силой зашита на месте.

Это также значило, что рука Камисато Какеры была присоединена к ней снова.

ПС Детонатор вызывал ложные пылевые взрывы. Он был эффективен только в пределах Академгородка, так что даже шаг за пределы города и он становился полностью бесполезным. Однако, он не был изначально разработан, чтобы вызывать что-нибудь столь сомнительно эффективное как пылевой взрыв.

Вуайерист и Председатель Совета Директоров покрыл город наноустройствами известными как ПодСеть.

Собирая их вместе и взрывая, она могла создавать пространство, которое, на короткий период времени, не могло наблюдаться начальством. Учитывая это, его название несло изрядно смысла.

Она создала его в лучшие времена.

Когда она показала его золотому ретриверу, которого она уважала больше кого-либо, он похвалил её мастерство, но всё же почему-то отругал.

Да, он сказал “его” не задирать.

“…”

Лишь на секунду глаза Кихары Юитсу нежно прикрылись.

Но они вернулись в норму секунду спустя.

Теплота доброты, которая оставалась в её сердце, заставила застыть тем более холодное выражение лица.

“Пора мне это закончить.”

Между добром и злом это было зло, а между нравиться и не нравиться это было не нравиться.

Она знала это, но всё же этот монстр продолжал идти своей дорогой.

Идущий этим уникальным путём не был заинтересован в понятиях добра и зла, которые контролировали массы.

“По какой бы причине Камидзё Тома не был нужен Камисато Какеру. Я не могу дождаться выражения его лица, когда я брошу тело парня перед ним.”

Часть 11[edit]

Он ничего не мог сделать.

Камидзё Тома был выброшен в тёмное небо с Саломой, держащейся за его спину.

“Ваааааххххх?!”

Молотить конечностями было бессмысленно.

Бесчисленные невидимые руки гравитации схватили его тело и потянули вниз к земле. Излишне говорить, что он умрёт от удара.

Его падение началось на двадцатом этаже, а спасение пришло на десятом, на полпути вниз.

Мисака Микото цеплялась там за стену, и она уравняла их относительные скорости, чтобы словить Камидзё руками.

“Гх…!” она вздохнула. “Ты в порядке?”

“Что случилось с тобой после того? Ты не ранена, да?”

Микото стала на стену здания и позволила своим ботинкам скользить, чтобы погасить импульс, но глаза Камидзё смотрели вверх.

“Наши вопросы могут подождать!”

“Ага, по всей видимости у нас есть вещи для беспокойства поважнее!!”

Враг шёл сверху.

Она использовала Образец Шоггот, чтобы цепляться за стену, и ползла вниз как странное насекомое. Монстр по имени Кихара Юитсу сосредоточилась на них.

“Беги, Мисака!! Если ты не собираешься это сделать иным образом, то брось меня!!”

Было слишком поздно.

Взрыв прогремел прямо позади Кихары Юитсу. Похоже это была сила того пистолетного устройства, которым она ранее воспользовалась, чтобы вытолкнуть Камидзё и Салому из окна. В этот раз она использовала взрывную волну, чтобы ускорить собственное тело, и она приближалась со скоростью артиллерийского снаряда. Она падала быстрее, чем в свободном падении самоубийственного нырка в глубины земли или подземный мир.

Расстояние между ними исчезло за мгновение.

Поистине за мгновение.

“!!”

Микото мгновенно оттолкнулась от стены и бросила себя в ночное небо с Камидзё в руках. Промахнувшись мимо своей цели, Юитсу ударила по тормозам, используя ту же стену, и она не колеблясь прицелилась ПС Детонатором в них. Когда она нажала на курок, маленькие взрывы, несколько метров в поперечнике, проследовали за Микото в воздухе.

Они ни разу не попали в Микото, но сильно ограничили пределы её движений. Тогда Юитсу разыграла свою следующую руку.

Это буквально была рука.

Вся её правая рука поменяла форму. Она стала чёрным потоком, который изогнулся как хлыст и ударил по всему телу девушки сверху.

В этот раз уклонения не было.

С ужасным рёвом тело Микото было стремительно послано к земле.

Она попыталась прикрепиться магнетизмом к другому зданию, но было слишком поздно.

Она лишь смогла немного подправить точку приземления.

“Гах?!”

Выскользнув из рук девушки, Камидзё и Салома упали на одно из деревьев расположенных через равные промежутки вдоль главной дороги. Многочисленные ветки сломались под ними, что достаточно погасило их импульс. Он едва избежал смерти от падения, но теперь по всему телу были царапины.

“Агх… ках, ках! Г-где приземлилась Мисака?”

“Сфокусируйся на том, что над нами, вместо этого!!”

Салома предупредила его со спины, но потом случилось нечто неожиданное.

“…Что?”

“Она не… приближается?”

Следующей атаки Кихары Юитсу так и не последовало.

Это само по себе было восхитительно, но за этим было что-то ещё. У этой женщины не было причин быть осторожной или сдерживаться, поэтому такой результат был странным.

“На что она смотрит?”

Камидзё задержал дыхание, смотря на Юитсу, пока она цеплялась за стену здания вверх ногами.

Монстр даже не смотрел в их сторону. Она уставилась куда-то ещё.

Также с ними не было Микото.

Кажется, она упала где-то ещё.

“Чёрт. Мисака её основной приоритет?!”

Часть 12[edit]

Мисака Микото убедилась, что с её костьми и органами всё в порядке после падения. Она подвигала каждым пальцем на руках и ногах и сделала глубокий вдох, чтобы посмотреть не болит ли что-нибудь.

(Где я?)

Потолок был высоко над головой, и она догадывалась, что именно она и проделала в нём дыру. Как только она встала, обнаружила пространство больше школьного спортзала. Судя по аппаратуре и оборудованию, оно было похоже на охлаждаемый склад, но он не работал. Температура была комнатной и фактически теплее, чем в декабрьскую ночь снаружи.

Однако, не это беспокоило её больше всего.

“Что… это такое?”

Хранилище не было заполнено мороженым или другими замороженными продуктами или рыбой и остальными мясными изделиями.

Там было оружие.

Просто огромное количество оружия.

Там была ракетная пусковая установка в форме гигантского контейнера. Землеройный бур, который, возможно, мог проломить дверь банковского хранилища. Огнемёт и плазменное лезвие. Даже оружие, которым назвали подпись Микото, Рейлган. Она также увидела боеприпасы, топливо, источники питания и обслуживающее оборудование для них всех.

Удивительно, они не были сделаны для установки на танки, бронемашины, истребители, штурмовики, крейсеры или линкоры.

(Вы должно быть шутите, да?)

Пока она осматривалась, оглядывалась и обследовала гору оружия, Микото пришла к общему невероятному выводу.

(Всё это оружие предназначено для непосредственного ношения и использования кем-то? Для какой безумной идеи всё это было создано?)

Она сомневалась, что такое будет храниться в обычном охлаждаемом хранилище.

Она не знала, почему кто-то хранил его здесь, но охлаждаемое хранилище явно было лишь маскировкой.

Она услышала тихий звук от горы силуэтов.

Она подумала, что кто-то прятался там, но это был не тот случай.

С огромным рёвом набор машин поднялся как плезиозавр и посмотрел на неё. Как металлические гвозди притягиваются мощным магнитом, бесчисленное оружие собралось вместе и приняло биологическую форму.

(Эта штука… расценивает меня как своего пользователя…?)

Микото сглотнула и посмотрела на него снова.

“Противо…”

Она провела пальцами вдоль ствола пушки Гатлинга в два раза выше её, которая не присоединилась к плезиозавру, и прочитала выгравированные там буквы.

“Комплекс Противодействия Умениям…?”

Мисака Микото не понимала, что это значит.

Но ей пришла мимолётная мысль. Если у неё будет это, она, возможно, сможет противостоять незаурядному монстру, как Кихара Юитсу? Она не знала, какая операционная система использовалась, но как самый сильный Электромастер Академгородка, она могла бы взломать эту систему, переписать её и угнать?

Помогло обжигающее напряжение охватившее её.

Та женщина в лабораторном халате и дешёвом костюме превзошла категорию отдельного человека и, казалось, оказывает огромное давление на Микото из темноты окружающей девушку со всех сторон.

Не важно, насколько она её расслабил покой, Микото не могла вообразить, чтобы выйти в опасную городскую ночь без оружия.

Эта мысль пришла к ней как дьявольский соблазн.

Возможно ей не повезло отделиться от Камидзё Томы.

“—————”

Она медленно выдохнула и ещё раз положила руку на огромную пушку Гатлинга.

Она пыталась обнаружить структуру её системы, чтобы посмотреть, может ли она ею пользоваться или нет.

Что-то произошло практически мгновенно.

“…?!?!?!”

Она почувствовала странный холод, будто гигантский язык лизнул вертикально всю её спину, потому она инстинктивно убрала руку.

Это было не только данное оружие. Она слышала странные звуки различных машин соединяющихся вместе в огромном хранилище.

Что ей следовало делать?

Была ли она готова взять это и заплатить цену?

“Что… это было?”

Её сердце колотилось. Неприятный пот бежал со лба. Неотвратимая путаница заполнила её мысли. Повторимся, Мисака Микото была сильнейшим Электромастером Академгородка. Она могла напрямую контролировать электричество, поэтому не было языка программирования, который бы она не прочитала, и не было файервола, который бы она не взломала. Даже будь это совершенно новый файервол написанный на абсолютно неизвестном языке, он уже практически поднимал белый флаг, просто полагаясь на электричество в первую очередь.

И тем не менее она не могла его читать.

Там было абсолютно слепое пятно.

Нет, не то, что там ничего не было записано. Операционная система оружия была спроектирована в мельчайших деталях, но учитывая только её, круг замыкался и она не функционировала как цепь. А то слепое пятно точно было наполнено чем-то, с чем Мисака Микото не была знакома или не могла понять.

Что это было?

Для контроля чего была построена эта система?

Ей была придана форма оружия, но это не было оружием. Она носила шкуру науки, но не могла быть наукой объяснена. Она напомнила ей о стимуляции, расширении и возможностях, которые она почувствовала в схватке с Массовой Убийцей Саломой, но это было намного сильнее. Это было безнадёжно могущественным и, казалось, не имело конца вовсе.

Человеческая сила способна управиться с водой наполняющей чашу.

Но тот же человек не может надеяться справиться со всей водой семи морей.

Если она нырнёт или включит это в себя, она не просто утонет. Волны будут бросать её из стороны в сторону и швырять на скалы, пока она не изменит форму, как мелкий белый песок пляжей. Потом они утащат её в водные глубины, и безмерное давление будет давить на неё до потери любой формы.

Здесь была совершенно новая возможность, которая могла позволить ей заглянуть в невиданный до селе мир, но если она это сделает, то стоять там будет “кто-то другой”, не Мисака Микото. Или так ей казалось.

Она вернулась к тому, о чём думала прежде.

Угроза, которую она чувствовала, равнялась или возможно даже превышала ожидающую снаружи. Угроза здесь — или сущность чего оно создаст — намного превосходила то, с чем она могла справиться самостоятельно.

Она не должна трогать этого дракона.

Такой поступок направит её рост в неверном направлении.

Если она желала идти бок о бок с тем парнем, она не могла следовать этим путём.

Она не могла.

Она не могла.

Она не могла.

Часть 13[edit]

Когда Кихара Юитсу повисла вверх ногами на стене здания, используя Образец Шоггот, она уставилась на охлаждаемое хранилище сквозь дыру и щёлкнула языком.

Это была первая главная неожиданность для неё.

(Чёрт, я пропустила одно. Говорите, осталось целое запасное хранилище-склад для Комплекса Противодействия Умениям Сенсея?!)

Тот золотой ретривер хранил своё оборудование во всех двадцати трёх районах Академгородка. Как его помощник, Кихара Юитсу была до известной степени в курсе “имущества” Кихары Ноукана, но её знания не были идеальными.

Кихара Ноукан выделялся даже среди Кихар, и он работал с Председателем Совета Директоров Алистером.

Даже если их техника была причудливой на сколько возможно, основной скелет был просто механизированным костюмом, и потому полностью принадлежал научной стороне.

А сейчас туда упала #3 Академгородка.

Она была самым сильным Электромастером.

Строгие файерволы и аутентификация полностью бесмысленны. Ас Токивадая может напрямую манипулировать электричеством, потому, возможно, она может переписать часть системы и экипироваться оружием как своим собственным.

Да, переписать его.

Это будет означать стирание следов того золотого ретривера.

Месть была основным приоритетом для Кихары Юитсу, но такая возможность быстро стёрла все остальные мысли из сознания.

Её уникальное понимание романтики шептало ей, что нужно сделать кое-что ещё.

“…Не касайся этого.”

Это не имело ничего общего с пугающими характеристиками Комплекса Противодействия Умениям.

Её мысли не заходили настолько далеко.

“Убрала свои грязные руки от того, что Сенсей оставил после себяяяяя!!.”

Часть 14[edit]

Для Камидзё и Саломы это был первый и последний шанс.

“Она смотрит в сторону… Мы должны совершить внезапную атаку сейчас!! Честно, я не знаю, что это за Сен-Жермен и Шоггот, но это не меняет того, что, в отличие от меня, под всем этим она всё ещё обычный человек. Так что проскользнув мимо этих странных штук и атаковав её физическое тело, можно будет её утихомирить!!”

“И как конкретно я собираюсь это делать? Я не знаю ни одной удобной техники вырубить девушку ударом по шее или в живот!”

“У меня есть идея. Так что давай, преследуй ту женщину, Кихару Юитсу. Ты ничего не сделаешь, если не подберёшься ближе!”

Он услышал звук трепещущей ткани над головой.

Это была Юитсу.

До сих пор она прижималась к стене здания, пока не расправила аморфный Образец Шоггот как параплан, чтобы парить в ночном небе. Камидзё понятия не имел, как она приручила и Сен-Жермена, и Шоггота. Фактически, он не понимал, как кто-то мог впустить такое в своё тело, даже если они безопасны.

“Она направилась к тому хранилищу?! У нас только пара моих ног, мы никак не сможем угнаться!”

“Нет, так сойдёт. Просто беги по земле и держи её в поле зрения. Я обеспечу, чтобы это сработало.”

“?”

“Ахх, ахх. Я сражалась с таким множеством людей, что не помню, кому я это говорила. Камидзё-чан, я тебе говорила о точных условиях активации Внешнего Жертвоприношения?”

Салома скалилась, а её руки на его плечах были похожи на странную кофту теле-персоны.

“Моё Внешнее Жертвоприношение это кельтская жертвенная магия, видишь ли. Любое уничтоженное мною оружие предлагается моему богу, а получаю его эффекты и черты. Но если я не поддерживаю цепь в течении трёх минут, результат оказывается нулевым. Растущий снежный ком распадается на части.”

“И? Сколько времени прошло после школьного двора? Твоя цепь или что там уже должна быть оборвана, поэтому ты потеряла эффект самопожертвования Фракции Камисато.”

“Кто такое сказал?”

Она шептала ему на ухо, а он ощущал зловещий холод, даже не смотря на то, что Салома считалась союзником (на данный момент).

Массовая убийца это проигнорировала и продолжила.

“Ей, Камидзё-чан. Массовая убийца вроде меня должна быть уверена, что её оружие острое и тонкое, ты так не думаешь? Я желаю поддерживать мой снежный ком нетронутым столь долго, сколько могу, поэтому мне нужно поддерживать цепь любой ценой.”

“…?”

“Даже самое жалкое слабой оружие сохранит цепь. И удобно, когда я держусь за тебя сзади, этот капюшон торчащий из под твоей формы — это от толстовки? — создаёт удобный большой мешок, в который никто не может заглянуть.”

“Постой. Не говори мне…”

“И… разве — ты — забыл? Моё тело целиком искусственное. Это значит, что я оружие сама по себе. Я, конечно, не ожидала от Юитсу разрыва меня на куски, но это лишь значит, что я должна использовать это себе на пользу, ты так не считаешь? Собрав всё ещё пригодные искусственные органы и засунув их в твой капюшон, я получила приличный запас для поддержания своей цепи. Каждый раз, когда цепь собиралась оборваться, кусала очередной орган, чтобы уничтожить его и предложить своему богу. Так я могу поддерживать свою разрушительную силу.”

Он больше даже не потел.

Всё тело покрылось гусиной кожей.

Даже если они были искусственными, они были “внутреностями”, которые поддерживали движение человеческого тела. Это были пальцы ног, сухожилия, хрящи и кишки её нижней части тела. И Массовая Убийца Салома продолжала кусать собственные “внутренности”, уничтожая их.

Он почувствовал шевеление на загривке. Оно больше не ощущалось как часть его собственного тела.

Это был член Фракции Камисато.

Это была младшая сестра Камисато Какеры.

Не потому ли у неё не хватало стольких винтиков?

“Но в этот раз, это действительно одноразовая вещь.”

Салома говорила, будто планируя неожиданное празднование именин.

Камидзё услышал тихий твёрдый звук сзади. Возможно, девушка в дождевике слегка укусила часы вместо поцелуя.

Это был признак её решительности.

“Я оставляю завершающий удар тебе, Камидзё-чан!!”

Правая рука массовой убийцы безжалостно рванула сквозь пустой воздух.

Салома уничтожила, впитала и принесла в жертву огромное разнообразие оружия для основательного увеличения собственной силы, поэтому несколько десятков метров расстояния были для неё ничем.

Невидимая атака выстрелила в Кихару Юитсу, которая летела в ночном небе.

Огромные крылья поддерживающие её как ручной планёр были разорваны в клочья, и она потеряла свою подъёмную силу. Гравитация, казалось, схватила её с неестественной силой, и она начала падать.

Если бы Камидзё бежал, он мог добраться до неё сейчас.

“…”

Кихара Юитсу направила аморфный Образец Шоггот под себя как подушку, чтобы поглотить удар от падения, но это значило, что она не сможет двигаться, пока оно не завершится.

Камидзё Тома настиг её.

Сначала он направил правый кулак в Образец Шоггот у её ног, а не на неё саму.

Аморфная масса была сметена, и Кихара Юитсу ударилась оземь без подушки.

Тем не менее, она не сломалась.

Взгляды Камидзё Томы и Кихары Юитсу столкнулись.

И…

В этот раз они оба атаковали.

Камидзё сделал широкий апперкот.

Юитсу позволила потоку Образца Шоггот извергнуться из правого запястья.

Обе атаки попали, но это значило, что ни одна не была чистым попаданием. Правый кулак Камидзё задел челюсть Юитсу, а поток Юитсу смёл Камидзё.

“Гхх!!”

“Аааааххххх!!”

Ои оба откатились назад, будто между ними произошёл взрыв. Камидзё не мог допустить, чтобы это продолжалось. Особенно, когда Кихара Юитсу, казалось, целилась больше в Микото, чем в него.

Но когда он попытался опереться на правую руку и встать, сильная боль выстрелила в плече.

Это был Образец Шоггот.

Он поменял форму на клыки, которые впились его плечо возле ключицы.

“Гах…кх… оххххх!!”

Он орал, но бесполезно.

Его правая рука безвольно повисла.

Тем временем, Кихара Юитсу пыталась встать. Чем она воспользуется дальше? Потоком Образца Шоггот, магией Сен-Жермена или Отвержением Мира Камисато? Сейчас любой нанесёт ему поражение. Он мог всё ещё пользоваться левой рукой, потому повёл ею по земле и почувствовал что-то твёрдое.

Он его взял.

Только подняв, он понял, что это было.

(ПС Детонатор?!)

Это было пистолетное устройство принадлежащее Кихаре Юитсу. Однако, оно было больше похоже на стартовый пистолет спортивного фестиваля, чем на военное оружие, и не стреляло пулями. Он не знал, как оно работает, но оно вызывало взрыв в пустом пространстве в прицеле.

Он взялся за него левой рукой и положил палец на курок.

Он перевёл дыхание и нетвёрдо прицелился.

Если он будет палить как сумасшедший, он может победить её. У Кихары Юитсу была ненормальная коллекция из вируса Сен-Жермена, Образца Шоггот и правой руки Камисато, но у неё под всем этим было человеческое тело, в отличии от Массовой Убийцы Саломы. В то время как пуля била в точку, этот взрывной удар бил по площади, и потому от него было тяжело защититься. Это должно было позволить ему повредить её человеческое тело.

Это позволит ему остановить её.

Это также позволит ему спасти Мисаку Микото, которая стала для Юитсу высшим приоритетом по какой-то причине, и Камисато Какеру, чья рука уже была украдена.

Значит это не было неправильным.

Он будет прав, делая это.

Камидзё Тома сжал зубы, когда говорил себе это.

Но…

По какой-то причине он услышал голос того, кого здесь даже не было.

“Брось эту идею. Смог бы ты спасти больше людей, тренируйся боевым искусствам? Смог бы ты принимать решения умнее, будь у тебя нож или пистолет? Это бы имело крайне противоположный эффект. Чем больше у тебя средств для убийства, и чем дальше ты уходишь с пути спасения своего противника, используя их собственную силу, тем слабее становишься.”

Ему так сказали, когда он не был уверен, какой путь выбрать.

Его Понимающая так сказал.

“Боевые искусства, пистолет, нож или любая явно наступательная сила только увеличит твою способность ’отсекать людей’.”

Это не было чем-то, что стоило сейчас вспоминать.

Идеал и реальность это две разные вещи. Для него должно было быть нормальным сделать такое разделение и нажать на курок.

“Твоё величайшее оружие это могущественная рука, которая проникла в бездну и спасла даже кого-то настолько безнадёжно злого и насквозь гнилого, как Бог Магии Отинус. Эта способность объединять — твоя козырная карта.”

Но было ли это действительно нормальным?

Будучи спасённым этими словами, мог ли он в самом деле их замарать таким образом?

“Что от тебя требуется, так это не жестокость уровня Отвержения Мира. Это не сила убивать. Это сила человеческой мотивации, которая может окружать эту жестокость.”

Он колебался.

Он думал.

Он сжал зубы.

И это задержало его слишком сильно.

“Гах?!?!?!”

Он застонал от сильной боли.

Обе руки Кихары Юитсу стали аморфными потоками. Они метнулись сверху на плечи парня. Они разбили руки Массовой Убийцы Саломы, пока она прижималась к его спине, и безжалостно пытались выбить его плечи.

Его левая рука обвисла и ПС Детонатор выпал из руки.

Он потерял свой шанс.

“Эта сила…”

Он знал это, но всё ещё говорил.

Или возможно это был лучший ответный удар женщине, которая оправдывала свою жестокость сумасшедшей одержимостью мести.

“… не то, чего я хотел.”

Смерть ринулась к нему.

Женщина в дешёвом костюме и разорванном лабораторном халате приблизилась к нему. Она взялась руками за его щёки.

Он услышал крайне влажный звук в обоих ушах.

“Я не в настроении больше возиться с тобой, поэтому воспользуюсь методом понадёжнее.”

“Ах…гах…!!”

“А сейчас время романтики. Как ты хочешь умереть? Каждый должен был вести такие никудышные дискуссии в какой-то момент времени. Так как тебе понравится съедение твоего тела? Ты хочешь, чтобы твой жир растопил извне Образец Шоггот?”

Её губы раскрылись прямо перед его лицом.

Что-то круглое сидело на её соблазнительно влажном языке.

То, что изначально было чёрной пилюлей, стало ярко красной конфетой.

“Или ты хочешь заразить свой мозг изнутри вирусом Сен-Жермена? Он может и ослаблен, но не будет ничего весёлого, если у тебя нет к нему сопротивляемости.”

Часть 15[edit]

Тем временем, Мисака Микото не могла понять и половины того, что происходит.

Она не была напрямую вовлечена в инцидентах, в которых участвовали вирус Сен-Жермена и Образец Шоггот, потому ей было тяжело понять, на сколько они были пугающими.

Но она могла догадываться.

Она стряхнула зловещий соблазн Комплекса Противодействия Умениям и начала покидать охлаждаемое хранилище через служебный вход, когда увидела это.

Она увидела Кихару Юитсу, держащую челюсть того избитого парня и пытающуюся накормить его “чем-то” в виде красной конфеты прямо изо рта.

Она собиралась “инфицировать” его руками или ртом.

Это было бы необратимо.

Это как повреждённые раковые клетки влияют на здоровые вокруг них. Как только оно в него попадёт, то переделает структуру его тела и окончательно уничтожит того парня, который подошёл к ней как к обычной ещё недавно.

“Нет…”

Она должна это остановить.

Она должна это остановить немедленно.

Но не было ничего, что она могла сделать. Камидзё Тома намного превзошёл ступень, на которой она стояла, поэтому даже её подпись Рейлган будет с лёгкостью отклонена. Она слишком хорошо это усвоила с тем Верховным Жрецом. Но она не может просто сидеть здесь, сбитая чувством беспомощности.

Не важно как.

Любыми доступными средствами.

Даже если это означает нарушение запретов.

Ей нужно полностью, окончательно и немедленно покончить с этим единственной атакой.

Иначе она потеряет этого парня навсегда.

“Я не могу позволить этому произойтиииии!!”

Устрашающе мощные электромагнитные волны распространились от этой девушки.

Многочисленное имущество мертвеца внутри того охлаждаемого хранилища предположительно погрузилось в вечный сон, но она вызвала их обратно в мир живых.

Это оружие сформировало злого плезиозавра, но силуэт рассыпался. Оно собралось вокруг девушки как свирепый ураган. Оно ломалось на части, теряло своё большое значение и двигалось от своего исходного владельца, меняя свою конструкцию, чтобы лучше соответствовать юной девушке. Бесчисленное оружие прикрепилось к броне её конечностей и креплению на спине. Поддерживающая нога сама расположилась позади неё, чтобы она не была раздавлена его весом. Всё оно имело причудливую форму, но тем не менее идеально ей соответствовало.

Там был огромный ракетный контейнер, активный стержень для лазерного луча, турель жидкого оружия с распылителями для огнемёта, жидкого азота и мощной кислоты, огромный бур для взлома бункеров, пушка Гатлинга, скорострельная артиллерия и — завершающий штрих — оружие, которое дало имя её подписи, Рейлган.

NT Index v15 398.jpg

Это оружие подразумевалось использовать как рельсовую пушку.

Крупнокалиберный рейлган предназначался для уничтожения крепостей.

Часть системы отсутствовала. Это как пазл завершённый заполнением промежутков пустыми кусками. Исходный владелец не предполагал такого использования. Это полностью опровергало назначение системы, как если бы выключить двигатели линкора и двигать его парусами.

Но ей было всё равно.

Если она могла отменить то определённое уничтожение в это же мгновение, её не заботило, на сколько глупо она смотрелась.

Часть 16[edit]

В последнее мгновение Кихаре Юитсу оставалось всего лишь три миллиметра, чтобы засунуть красную конфету со своего языка в рот Камидзё Томе.

Не поворачивая головы, она двинула лишь глазами, чтобы взглянуть.

Мгновение спустя все звуки и свет исчезли.

Оно не двигалось со скоростью в три раза больше скорости звука. И масса не была маленькой, как у монеты для игровых автоматов. Этот заряд был сделан, чтобы оставлять кратер на месте крепости способной выдержать самый мощный танк.

Со всей серьёзностью, малейшая ошибка в вычислениях смела бы целую секцию строений Академгородка.

Если бы Безоконное Здание 7 Района не сыграло роль подушки, разрушение распространялось бы без конца.

Тело Кихары Юитсу исчезло как оторванное от Камидзё. Парень тоже не смог удержаться на ногах. Он отправился в свободный полёт и врезался в ветки придорожного дерева, когда ударная волна практически сдула его.

Он действительно практически кашлял кровью, но понял это позже. На данный момент он не мог воспринимать свет или звук.

Когда его чувства вернулись, и восприятие времени вернулось в норму, он наконец соскользнул с веток дерева.

Он полз по земле и двигал своими распухшими веками, чтобы смотреть на мир.

“Что… произошло?”

“Я не знаю.”

Ответила Салома, которая также лежала на земле.

Но она потеряла тело и руки, потому её состояние выглядело хуже, чем его.

“Стену охлаждаемого хранилища снесло. Разве что какой-то полный незнакомец вмешался в последнюю секунду… эта личность, Мисака Микото, должно быть что-то сделала, ты так не думаешь?”

“…”

Камидзё медленно выдохнул.

Всё ли закончилось на данный момент? Ему было любопытно, выжила ли Кихара Юитсу или нет, но он сомневался, что она сможет продолжать сражаться, приняв такой потрясающий заряд. Ему следовало оставаться осторожным, но он был уверен, что смог выжить по крайней мере в этот день.

“Действительно ли оно так хорошо сработало?”

Салома сделала зловещее предсказание.

“Ну, это подождёт, пока мы проверим моего чёртового тупого брата, которого оставили возле школы.”

Сколь много она знала об этой странной правой руке?

Эти правые руки не выбирали людей случайно. Они на чём-то основывали свой выбор.

Бог Магии Нефтис однажды это сказала. А во время битвы с Фиаммой Справа Стоящим, Фиамма не смог получить эту силу, поскольку не был “избранным”. И это даже после того, как отрезал и украл правую руку Камидзё.

Если Кихара Юитсу была нейтрализована, тогда Отвержение Мира должно вернуться к Камисато. Однако, отрастёт ли рука полностью, как у Камидзё, было неизвестно.

Но…

Что если она не вернётся?

Это будет означать, что система выстроенная Кихарой Юитсу, всё ещё активна. Другими словами, она до сих пор располагает Отвержением Мира и может попрежнему сражаться. Они могут предположить, что она появится в качестве врага снова.

Именно так, как Салома и сказала.

Первым шагом была проверка состояния Камисато Какеры.

Но зловещие предсказания массовой убийцы на этом не закончились.

“Ей, Камидзё-чан.”

“Чего…?”

Он медленно встал и поднял Салому, от которой сейчас осталась только голова. Эта девушка пахнущая смертью продолжала жить.

“Тебе стоит остерегаться Мисаки Микото.”

“…?”

“Вскоре она сделает большой шаг по неверному пути. Ты даже можешь сказать, что она сломается. Это уже не имеет никакого значения, буду ли я с ней связываться или нет.”

“……………”

Он подумал, что это плохая шутка.

Он подумал, что сумасшедшая девушка слишком много предполагает и становится чрезмерно подозрительной.

Но это была ложь.

Если бы он правда в это верил, он бы не почувствовал необходимости проверять.

Не было ни каких следов Мисаки Микото внутри охлаждаемого хранилища.

Он увидел только обрывки металла, который разнесло на куски сильным взрывом.